От Русаковой Наталии

Кирилл Анисимов

Год как с нами нет Кирилла…

13 января стало печальной датой не только для семьи, друзей и близких Кирилла.

Все, кто катался на Чегете и хотя бы издали знаком с внетрассовым катанием, кто открыл или хотел открыть для себя скитур и бэккантри, кто поднимался на Эльбрус и Казбек с последующим спуском с вершины на лыжах или сноуборде, кто внимательно смотрел видео наших лучших райдеров или Кубок России по фрирайду – кто так или иначе столкнулся с историей и глубокими традициями горной культуры нашей страны – для тех Кирилл Анисимов значит очень и очень много.

Вместе с ним из нашей жизни ушло что-то очень большое. Оно осталось в памяти, в сердцах, в фотографиях, фильмах и статьях, в рассказах, но из нашего общего пространства это ушло — жестко и безапелляционно.

Когда уходят такие значимые люди – следом наступают большие перемены в том мире, где такой человек проявил свою силу и лучшие качества, где оставил огромный след.

Кирилл одним своим присутствием держал Приэльбрусье и «чегетское-наше-все» в особом балансе. Для нас он был точкой силы и сущностью этой горы, личностным центром этого особого места.

Сложно представить человека с большим авторитетом, которым пользовался Кирилл. Его слово всегда воспринималось как истина – единственная по определению. Если кто-то в чем-то сомневался, говорили: «Спроси Кирилла», если кто-то был неправ и настаивал на своем, говорили: «Тебе Кирилл должен сказать, что так не надо делать?». Потому что если Кирилл сказал, то – все.

Авторитет как симбиоз высшей квалификации, беспрецедентного опыта, тонкого понимания гор и особого чутья в сочетании с совершенно уникальными высокими человеческими качествами и особым, несколько «марсианским» взглядом на мир.

Не знаю, легко ли жить с таким багажом или не очень, но Кирилл – прожил. И теперь всякий, кто его знал, чувствует, что осиротел по-своему.

С одной стороны – Чегет. С другой – в общении с Кириллом всегда чувствовался человек мира. Он так радостно открывал новые горы и другие берега. Помню, с каким восторгом Кирилл показывал фотографии из поездки в Аргентину, долго, с комментариями и подробностями.

Ему было все интересно! Вопрос «как дела» никогда не был праздным – Кириллу в самом деле было важно знать, чем ты живешь, как решаешь свои жизненные задачи, какие планы строишь. И ему самому хотелось поделиться своими событиями, своей обычной жизнью – что он сам строит дом, а Настя учится играть на скрипке, что летом хотелось бы с семьей поехать на море…

И за всем этим интересом к жизни и к каждому, кто к нему пришел, ощущался огромный культурный и образовательный багаж. Таких начитанных и образованных людей очень не много. Отсюда и скромность, и камерность, и деликатность, и внутренняя тишина.

И как радостно было видеть, что дело, которое начал Кирилл на Чегете, развивается. Что клиенты не только стабильно приезжают в Приэльбрусье, но и удаются выезды в другие горы и другие страны. Смотрела и чувствовала: достойному человеку — достойные успехи. Кто как не Кирилл?!

Вспомнилось, как в 2004 году, когда я впервые, с легкой руки Коли Селезнева, покаталась с Кириллом в группе, ко мне на горе подъехал какой-то человек и попросил передать Кириллу 300 рублей. Мол товарищ не спел отдать и улетел. Человек три дня пытался его поймать на горе, но как-то неудачно. Передаю. Кирилл страшно обрадовался – дескать, о, как хорошо, думал – все, а теперь можно и пообедать!.. Такое непростое начало…

И с восторгом вспоминаю, как ребята встретили Кирилла с группой в Ля Грав – оказывается, мы все жили недалеко от Сьер Шевалье, но не знали об этом.В один из дней наши самые отважные отправились в Ля Грав и – какая встреча! – Кирилл с группой и Юля с Гошей со своими птенцами. Мы потом созванивались, смс-ились, он все спрашивал, как мы живем и как девчонки… Как жаль, что я тогда не поехала с ребятами в Ля Грав – не решилась оставить подросших и осмелевших детей катать без присмотра. Казалось, что таких встреч будет еще огромное количество.

И еще я мечтала, прямо очень мечтала, чтобы мои девчонки, когда вырастут, катались с Кириллом. Выросли вот. Но покататься с Кириллом уже не получится. Нам всем троим неимоверно горько от этого осознания.

Остался фильм LINES. Кирилл показал его нам – на пробу, фильм, как я поняла, тогда только сделали. Мы были с Татьянкой у Кирилла в гостях и вместе просмотрели его от начала до конца. Кириллу было важно наше мнение. Искренне ответила, что очень полезный и правильный фильм, отлично сделан, прямо кладезь сведений и конечно великолепное наглядное пособие.

Кирилл задумался и ответил с присущей скромностью, как будто извиняясь: «Ну не все же кататься. Надо и опыт передать. И след какой-то оставить».

Он записал фильм на флешку и подарил нам. Фильм замечательный. Не знаю, почему не вижу его в сети в достаточном распространении. Выкладывать самостоятельно не считаю себя вправе. Пусть лучше Маша или соавторы. Наверное, у ребят нет пока на это сил. Но они – силы — придут.

Помню, что после просмотра этого фильма на следующий день моя дочь – в тот момент высокий и нескладный подросток – поехала по горе совершенно иначе. Лучше. Собраннее. Техничнее. Умнее что ли. Очевидно, что свое она от этого первого просмотра безусловно взяла.

Мне кажется, этому фильму нужно дать хороший ход. В память о Кирилле Анисимове.

И как-то передать младшим все то прекрасное и значимое, что он в своей яркой и сильной жизни сделал. Тем, кто не успел с ним как следует познакомиться.

Кирилл был звездой и здесь, среди нас. Теперь сияет где-то в других мирах. Хочется верить, что этот свет поможет Маше жить дальше, а Насте и Диме найти себя и состояться.

Светлая память.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *